«Святі та грішні»: конфликтные диалоги с Мирославой Барчук

На Суспільном вышла новая еженедельная программа — «Святі та грішні», которую ведет Мирослава Барчук. Судя по анонсу программы на сайте, ее формат предполагает «диалог на грани конфликта», а зрителям предлагается самим определить, кто из гостей программы — святой, а кто — грешный. При этом в самой программе название обыгрывается несколько иначе: гости приходят, чтобы «поговорить про святое и грешное», — по крайней мере, так было сказано 3 марта в первом выпуске программы с руководителем партии «Слуга народа», депутатом Верховной Рады Александром Корниенко.

Какие бы разночтения ни возникали по поводу названия программы, заявленный формат диалога на грани конфликта полностью соответствует содержанию этого проекта. Мирослава Барчук действительно не интервьюер: она полноценный участник диалога, причем во многом несогласный со своими собеседниками. Она с ними спорит, перебивает их и настаивает на своей точке зрения даже тогда, когда гость прямо отрицает ее утверждения. Иногда — как в случае с гостем второй программы Виктором Чумаком, исполняющим обязанности генерального прокурора Украины, — собеседнику стоит немалых усилий договорить фразу до конца и ответить, наконец, на поставленный ведущей вопрос. В случае с Корниенко Барчук местами выступала практически как политический оппонент, а в программе с Чумаком спросила, имеет ли смысл адекватным людям идти «в эту власть» — тем самым очевидным образом охарактеризовав власть, которую поддержало большинство жителей страны.

Наверняка у такого формата найдется масса поклонников, хотя и традиционное интервью, где ведущий задает вопросы, пусть даже предельно жесткие и не комплиментарные, а не спорит с гостем и не навязывает ему свое мнение, уже много лет неплохо работает и могло бы, наверное, сработать и в этот раз. Однако авторы программы не только решили поэкспериментировать с форматом, но и смело добавили в 50-минутную программу, и без того напряженную, местами даже с избытком драматизма, еще и ряд новаторских рубрик. Их всего четыре: один вопрос от «анонима» — гостю задает его неназванный человек, но ему предлагается угадать, кто именно задает этот вопрос. Например, вопрос об идеологии партии «Слуга народа», озвученный в весьма ироничной форме, как потом выяснилось, задал депутат от «ЕС» Алексей Гончаренко — и Корниенко верно угадал политическую силу, от которой был поставлен этот вопрос. Естественно, что Корниенко и отвечал на вопрос не слишком всерьез, поскольку мог сослаться на предвзятость того, кто его задает. А вот отвечая на вопросы самой ведущей, Корниенко в ходе программы охарактеризовал партию «Слуга народа» как «центристскую, действующую в интересах Украины». Но поскольку под центризмом в нашей стране понимается уж очень туманный набор программ и лозунгов (напомним, что центристами называет себя и партия «ОПЗЖ»), то, говоря о «СН», Корниенко довольно неожиданно, но четко сформулировал идеологию своей партии следующим образом: «Настолько разных людей могла объединить только очень сильная идея — она заключалась в идее обновления элит». Собственно, с этим сложно поспорить — отвечая на запрос общества на перемены, партия оперативно предоставила «новые элиты», а чем именно они занимаются — не так уж важно. Корниенко, правда, добавил, что «обновленная элита» должна реализовать некую программу, уточнив, что их несколько: у президента — мир, у Кабмина — экономическая. Отвечая на вопрос о ценностях партии, он снова упирал на экономику: по его словам, партия в дальнейшем начнет разговор с обществом на сложные темы, а пока партия «хочет говорить о том, что людей объединяет, а не разъединяет. Экономика объединяет». А национальная идея или национальный проект, по мнению Корниенко, может быть и такой: «Это может быть общее переживание желания экономического чуда». Почему-то вспоминается соседская история про «партию холодильника», которая пришла на смену «партии телевизора».

Помимо рубрики с анонимным вопросом, есть еще несколько: игра в ассоциации, когда гость говорит первое, что ему приходит в голову, слыша четыре слова, которые читает ведущая (например, со словом «мир» у Корниенко ассоциируется слово… «мир»). Еще одна рубрика — вопрос «третьей стороны»: так же, как и анонимный, он записан на видео, только человек, который его задает, известен заранее. И, наконец, коротенький разговор о книжках — почему именно о них, а не, скажем, о театре, музыке или кино, в программе не уточняется.

В программе эти рубрики выглядят инородными вкраплениями: только что Барчук спорила о том, использовала ли Чумака нынешняя власть (Чумак считает, что нет, Барчук — что да); было ли ошибкой идти на государственную должность (Чумак считает, что нет, Барчук — что да), — от напряжения в студии практически видны электрические разряды — и вдруг: «Хорошо, давайте поговорим про книги. У вас какая любимая?». То же касается и вопросов, заданных третьими сторонами, — те же самые вопросы могла задать и ведущая, не разбивая пикировку с гостем неконкретными вопросами других людей. Кроме того, и сама Барчук часто задает вопросы с такой долгой преамбулой, что гостям легко вычленить из ее вопросов только то, на что им самим удобно отвечать. А в некоторых случаях она даже не ждет ответа на них: например, довольно подробно Мирослава рассказывала Корниенко о группах влияния во фракции «СН», называя и Коломойского, и Павлюка — но так и не спросила его, существуют ли эти группы — и как он сам оценивает влияние этих людей на работу фракции. Или в разговоре с Чумаком подробно остановилась на теме его отставки, в том числе на том, что отставка Генпрокурора была инициирована и поддержана т. н. «группой Коломойского», а затем сказала: «Я не спрашиваю у вас, так это или нет, понимаю, что вы это не комментируете». А почему? Спросить-то можно было?

Видно, что формат еще до конца не доработан: в одной программе ключевые месседжи гостя выводили на экран титрами, в другой — нет. В одной был вопрос от анонима, в другой — нет. В одной слоган программы — «поговорить про святое и грешное», во второй — «откровенно про главное». Есть и еще одна часть программы, которая выглядит не слишком органичной: это коротенькое интервью с гостем, которое делает журналист Суспільного, встречая и провожая гостя в студию по длиннющим коридорам «Карандаша». Эти диалоги Виктора Пономарева с гостями — образчик чистого абсурда. Например, с Корниенко это было так:

— Вы готовились к интервью?

— Морально.

— Как именно?

Уже после этого вопроса становится слегка неловко, но Корниенко продолжает отвечать, хотя и посмеивается:

— Настраивался, слушал музыку, читал новости.

Но журналист этим не удовлетворился и продолжает:

— Может быть, какие-то заметки делали?

Чуть менее странным был короткий диалог с Чумаком, но и первый, и второй закончились одним и тем же вопросом: «Вы готовы говорить правду народу Украины?». Угадайте, как отвечают гости.

При всех неровностях и странных новшествах программа получилась увлекательной.

Во-первых, за сорок пять — пятьдесят минут гости успевают рассказать массу интересного. Например, Чумак во время эфира допустил подлинность «пленок Трубы», а Корниенко, среди прочего, не стал отвечать на вопрос о поведении Бужанского и его взглядах, кратко сформулировав критерий эффективности работы фракции исключительно количеством голосов на табло. Или рассказывал, что депутатам «СН» нужно время, чтобы осознать, что их высказывания могут быть истолкованы как позиция власти или фракции. Судя по количеству скандалов, связанных с публичными заявлениями депутатов «СН», семи месяцев для осознания этого факта им не хватило. Времени, кстати, не хватает и ведущей — она часто переходит к новым рубрикам и темам, не доведя разговор на предыдущую тему до конца. С одной стороны, это придает динамизма программе, с другой — мешает людям разобраться в том, о чем гости говорят, — в разговорах всплывает так много фактов, событий, слухов, что смотреть ее надо подготовленным. Возможно, если бы в программе не было дополнительных рубрик и интервью до интервью, то разговор получался бы более цельным и вопрос тайминга не стоял бы так остро.

Во-вторых, «Святі та грішні», кажется, единственная сейчас программа на нашем ТВ в формате действительно хард-тока. Даже если кто-то не является поклонником манеры ведения Мирославы Барчук, он, тем не менее, наверняка оценит, что в эфир программы могут прийти представители разных политических сил и люди с разными взглядами, не рискуя своей репутацией и при этом не оказавшись в «теплой ванне».

comments powered by Disqus